Ощущение, которое ловят многие сегодня — мир рушится, как карточный домик. Рушатся какие-то столпы мирового порядка, политические, экономические, на которых мир существовал. И да, мир опять придёт к гомеостазу, но в каком.виде? Система уравновесится. Но нам придется сильно меняться.

Коронавирус, как хрестоматийное «убийство эрцгерцога Фердинанда Гаврилой Принципом на Сараевском мосту», страшен не сам собой, а теми перспективами, которые он за собой открывает.

Главное, что вызывает тревогу сегодня — НЕ болезнь. А неустойчивость мира, порядка, устройства, опираясь на который жило человечество. Ощущение трясущейся под ногами земли. Политика и экономика, обвалы курсов и перспектива дефолта. Неизвестность. Ужесточение мер. Крушение привычных структур и рутин. Вот что сеет панику.

Какие «фермеры» в каких институтах микробиологии растили COVİD 19 или на крыльях каких летучих мышей он прилетел — Бог знает. Но да, он встряхнул человечество и когда он остановится, мировой порядок сильно изменится.

Когда люди смотрят на горы, то горы дают чувство баланса, устойчивости и силы. Их корни скрепляют плиты земли и земля под ногами у нас не разъезжается в разные стороны. Но наступит день и… «И разрушатся горы и разлетятся, как пух». Да, это про Конец Света. Об этом Писание.

А за окном у нас сегодня — маленькая встряска. Она показывают людям, что порядок, на который они опирались, даже, пусть, не осознанно — это не опора, не Дом, не колонны, а «карточный домик». Эти межконтинентальные встряски, тревога и страх перед будущим — показывают верующим, к чему, на самом деле, привязано его сердце и на что опирается. Показывают степень доверия сердца Создателю.

Ведь когда верующий утверждает формулу единобожия, он свергает всех идолов и утверждает бытие Единого Бога Творца. Тем самым он будто бы заявляет: я не полагаюсь ни на кого и ни на что, ни на себя, ни на глобальное мироустройство, ни на свои запасы и свое имущество — я утверждаю, что моя жизнь и моя смерть, мое пропитание и мое здоровье, моя семья и мое сердце во Власти Бога, Творца.

А Дунья, тленный мир, временами начинает трястись, напоминая верующему о том, что на него не стоит полагаться. Совсем скоро придет абсолютный конец и горы разлетятся, как куски ваты. И после конца мира — люди уйдут в вечность. Те, кто выбирал Веру и приближение к Богу, уйдут в Вечность с Милостью Бога. Кто сомневался и не доверял, уйдут в территорию вечной тоски.

И сейчас, когда мир трясет, человеку нужно вспомнить про свою свободу выбора. Вернуть себе субъектность. Реализовать свою Свободу выбирать путь к Богу. И делать шаги, шаги, шаги. Пока встряска, а не Конец — пока человек еще жив, он свободен, чтобы выбирать.

Такие встряски в теле всего человечества напомнили мне встряски локальные: болезни одного тела. Когда человек, привыкший двигаться, веселиться и наслаждаться, вдруг получает травму позвоночника, либо ноги. Или узнает о том, что у него рак. И то тело, на которое он привык опираться — на самом деле, оказывается очень зыбкой опорой. Ненадежной. Этот его анатомический порядок органов и систем вдруг трясется и рушится. И вот он лежит, обездвижен. И он вдруг понимает, насколько бренно его тело и он устремляет свой взгляд к сознанию. Ищет внутри себя такую опору, которая не рушится травмами и внешними болезнями. И находит эту опору: своё верующее сердце.

Вот так сегодня ноги всего человечества оказались парализованы, а дыхание затруднено.

И верующее сердце устремляет свой взор к Богу, к Писанию, к Пророку — в моменты глобальных или локальных встрясок.

И, что немаловажно, без снобливого лица и ханжества, без.сарказма, стремится протянуть руку помощи всем, каждому, кто страдает от этой поразившей общечеловеческое тело болезни: болезни коронавируса, болезни паники, болезни тревоги

А что же с самой тревогой? Размишурять ее до страха перед Богом. Тревога — это нормально. Позиция страуса, когда голову в песок — это не нормально. Да, есть перспектива плохих последствий. И нужно вспомнить про самые плохие последствия для человека — возможность потерять после смерти дорогу в Рай, дорогу Домой.

Любой страх, тревога, доведенные до степени страха перед Богом, бывают украшены и уравновешены Надеждой на Бога. Любовью к Нему. Доверием. Молитвой. Покорностью и Смирением. Из разрушительной эмоции такой страх превращается в очищение, исцеление и покой.

(Алие Кангиева)