После поста, многие, к сожалению, вернулись в режим переедания. Это беда, на самом деле, «человека погубят 2 вещи: большой живот и нерешительный характер».
Несколько пунктов ниже, надеюсь, помогут нам тезисно увидеть некоторые причины саморазрушающих излишеств в еде.
1. Чувство вины или благодарность?

Часто люди кушают с сильнейшим чувством вины, представляя, как от каждого куска отрастают у них живот и бока.

Первое, что надо сделать в коррекции пищевого поведения — увидеть еду как дар, милость, заботу, угощение от Всевышнего. Не как врага. Все, что на наших столах, если это не краденое, не отравленное, не запрещенное — это дары от Бога. Бог кормит нас. Бог творит на наших столах все это. И наша задача — фиксировать в сознании мысль: «Еда — дар и забота о нас». Даже если это хлеб с маслом, сгущенка, пирожные, запитые кока колой. Все это даровал Бог и это можно использовать с пользой. Есть те, кому это могло бы спасти жизнь.

Еда не враг, просто сбита система наших намерений и ритуалов.

Еда — это символ Божьей Милости, добра от Бога к нам и заботы, это ярчайший пример того, что Бог Щедр с нами, еда — это про нашу способность с благодарностью принимать дары. И да, мы слабы, мы не распоряжаемся дарами по справедливости часто. Мы угнетаем себя и других. Но от этого ценность даров не исчезает.

Смотреть на любой кусок дозволенной (халяль) пищи как на дар — это необходимое условие нормализации пищевого поведения. Не класть в рот ничего, кроме как помня: «Я кушаю дары от Моего Господа».

2. Уход за телом очень похож на уход за садом (огородом, клумбой, домашними цветами).

Когда растим огород, мало просто следовать правилам. Если не полюбить сам процесс ухода, сам этот монотонный труд: прополка, полив, разрыхление, день, два, месяц — если не получать радость от ухода за растениями и за землей, то это все легко превратится в каторгу.

В уходе за садом всегда много упорства, много веры, много ритуалов, расчетов и много рисков. Вот все просчитал, но растения сохнут, желтеют и Бог знает причину. Вот поспела клубника, но улитка съедает быстрее, чем ты успеваешь собрать. Поэтому, если нет веры в силу и мощь природной программы растений, если нет надежды на Бога, то можно ничего и не сажать.

Ну и привычки, ритуалы, упорство и планомерность: если сосед дал рассаду, то руки сами за 5 минут сделают грядки и рассаживают как надо. Ведь это привычно с детства и очень понятно. Иначе, надо вычитывать инструкции в Интернете и с линейкой расчитывать грядки — формировать привычки и ритуалы.
Так же и с телом: если привычек нет, надо их формировать. Если нет здоровой заботы о себе, о теле, нет любви к самому процессу ухода, нет сострадания к себе и сочувствия, то уход за собой — это каторга, срывы, ненависть к себе и к ЗОЖ.

Если нет надежды на Бога и понимания, что сады растут по Могуществу Бога, а не по мастерству садовника, то можно ничего и не сажать.

3. Еда символ связи

Еда это всегда символ связи. Когда еды много, чрезмерно, значит она потеряла свой смысл. Еда от мамы к ребенку, молоко — это жидкая любовь мамы. Еда из ложечки — это обучение, инициация, вступление постепенное в ряды взрослых. Еда за семейным столом — это связь с близкими. Праздничная еда. Еда жены для мужа. Питает связь, а не пища. Если еда потеряла смысл связи, то ее будет много чрезмерно, и она никогда не насытит. Потому что насыщает на самом деле связь. То, как мы с благодарностью вкушаем дары Создателя. То, как мы с благодарностью едим мамины пироги. Не сами по себе пироги.
4. Еда главная радость в жизни?
Если еда главное удовольствие, а без нее жизнь пуста, то нужны питательные связи с другими, полезная, приятная и доступная деятельность, которая уберет фиксацию внимания с пищи.

5. Зачем я ем?

До того, как есть, формируем намерение. Без намерения не кладем в рот ни единого кусочка. Едим, чтобы набраться сил для добрых поступков. Намерение и благодарность включают сердце, осознанность. Сердце чувствует тело и зобтится о нем. Иначе, кушая «в трансе», можно остановиться, когда живот уже подступает к горлу.

6. Человек — это не только тело.

Тело это то, о чем мы заботимся. Прежде всего. До того, как заботиться о детях, родителях, учениках, мы заботимся о себе. Потеряв себя, подарить свою заботу другому совсем невозможно. Но мы не идентифицируем себя через тело. Толстое или худое, старое или молодое, сильное или больное. Суть человека, его сердцевина, его центр духа — это сердце как духовный орган. От состояния сердца, не тела, зависит вечное счастье или бесконечная грусть.